Вы здесь

«Казахстанское образование: что показывают исследования?»

Версия для печатиPDF version

BNews.kz

 

4 октября в 12:00 в студии BNews.kz  состоялась онлайн-конференция на тему  «Казахстанское образование: что показывают исследования?». В каком направлении пойдут реформы в системе школьного образования в ближайшие годы? О результатах проделываемой работы расскажет Президент АО «Информационно-аналитического центра» Серик Ирсалиев. 

 

Видео доступно по ссылке http://iac.kz/ru/media/kazahstanskoe-obrazovanie-chto-pokazyvayut-issledovaniya


Расскажите, пожалуйста, о проектах и исследованиях, которые Вы проводите в рамках своего Центра

Миссия всех информационно-аналитических центров в мире создать «мостик» между политиками и той базой знаний, которую накапливает общество. Мы выполняем эту функцию «мостика».

Дело в том, что в 2010 году принята масштабная по срокам и по предполагаемым изменениям Государственная программа развития образования. И потребовалось институализировать функцию обратной связи, мониторинга, анализа ее выполнения. В этой связи и появился наш Информационно-аналитический центр. Одна из первых, главных функций это – вести анализ того, что происходит в образовании у нас в стране и вести анализ того, что самое лучшее происходит в образовании в мире.

Кроме этого, мы выполняем очень важную задачу, которую поставил перед системой образования, в целом перед страной Глава нашего государства. Он поставил задачу следовать стандартам и принципам ОЭСР в области образования. В ОЭСР есть некие свои стандарты работы, стандартные показатели, к которым мы должны стремиться. Функцию мониторинга и анализа этих показателей также выполняет наш Центр. Кроме этого, есть множество различных международных сопоставительных исследований качества образования. Разных уровней, разных категорий, где мы участвуем и говорим: «Вот, наше место в мире!». По математики, естествознанию, чтению, грамотности взрослых, ІТ-компетенциям и т.д. Все эти функции выполняет также наш Центр. Мы ведем образовательную статистику Республики Казахстан и администрируем Национальную образовательную базу данных. Без статистики, без цифр невозможно работать в принципе, невозможно строить прогнозы, делать какие-то стратегические планы. Статистика является основой нашего движения вперед. Ведение этой статистики также является нашей компетенцией.

Можете рассказать о реформах в системе школьного образования, которые планируются провести в ближайшие 3-5 лет?

Все нововведения в образовании, которые предпологаются в школьном образовании, они четко и ясно прописаны в Государственной программе развития образования и науки на 2016-2019 годы. Как раз это те 3-5 лет, о которых Вы говорите. В школьном образовании это, несомненно, переход на обновленное содержание образования и переход на 12-летние обучение по схеме 0+11. Почему это надо? Дело в том, что уже в конце прошлого тысячелетия, в конце прошлого двадцатого века, весь мир понял, что в школьном образовании детям не столь важно давать некий массив хороших академических знаний, потому что мир быстро меняется, знания быстро устаревают, новая информация удваивается каждые два года. И в этом огромном потоке информации, если мы будем продолжать просто давать детям академические знания, то дети потеряются в этом мире, войдя во взрослую жизнь. Поэтому гораздо важнее детям в школе прививать навыки работы с потоками этой информации, научить их правильно жить в быстро меняющимся мире, обрабатывать информацию, фильтровать и эффективно использовать ее для своей жизни. И, начиная где-то с 80-х годов прошлого века, весь продвинутый мир перешел на новую парадигму образования. В это время мы получали независимость и решали другие вопросы государственного строительства. И сейчас мы вплотную подошли к тому, что и наша система образования должна перейти на эту компетентностную основу. В этом году наши первоклашки начинают свое обучение как раз по этим обновленным программам, которые предполагают все то, о чем я сказал выше.

Общественность также интересует вопрос внедрения трехъязычия в систему школьного образования. И поэтому меня интересует такой вопрос: Изучали ли Вы обеспеченность казахстанских школ кадрами под эту задачу и в каких, все таки, регионах достаточно кадров, а в каких имеется дефицит.

Я сразу хочу обозначить, во-первых «Зачем это надо?». Во-вторых, отвечу как это надо сделать и что для этого делается.

Почему это надо? Каждый язык, новый язык несет совершенно иное восприятие мира. Еще 20 лет назад Европа приняла программу полиязычного образования, где гарантировала каждому школьнику, обучающемуся в одной из европейской стране, обязательное владение одним, а то и двумя иностранными языками. Конечно, в системе полиязычия сейчас в мире доминирует английский язык. Большая часть контента, который издается в науке на английском языке, более 50% контента всего интернета это – английский язык. Большинство научных открытий делается как раз с употреблением английского языка. Поэтому весь мир движется в этом направлении. Есть даже отдельный рейтинг владения английским языком в странах, для которых английский не является родным. И установлена очень четкая корреляция и взаимосвязь между владением населением английским языком и ВНД на душу населения, то есть богатством страны. Между уровнем владения английским языком населением и инновациями, которые рождаются в этом обществе, между уровнем владения английским языком и импортом новых технологий и т.д. Абсолютная доказательная база есть. Япония сейчас приняла новую программу, новую стратегию изучения английского языка, потому что считают, что недостаточно владеюи английским языком. Они в этом рейтинге оказались позади Сингапура, позади Южной Кореи и других многих стран. Так они приняли целую национальную стратегию по изучению английского языка.

Что касается внедрения трехъязычного образования у нас. Это не будет делаться прямо сейчас, не будет делаться скоро. Это будет делаться постепенно, по мере готовности каждой школы, каждого учителя. Отправной точкой, датой является 2019 год. И это тоже прописано во всех программных документах. Относительно готовности наших вузов, наших школ. Именно сейчас в это время наш Информационно-аналитический центр проводит соответствующие исследования для того, чтобы понять ситуацию. Наши люди выезжали «в поле». Сейчас они вернулись из университетов, где ведется подготовка полиязычных педагогических кадров. В целом, обстановка не такая уж страшная как может показаться. Здесь больше играет фактор комплексов, отторжения, страха. Есть такое понятие «общественный страх». Когда что-то новое внедряется в обществе, этот страх само по себе появляется. Наша задача развеять этот страх и показать какие есть пути для простого эффективного и качественного решения поставленной задачи.

В одном из своих интервью Вы говорили, что методы преподавания в Казахстане несколько отстают на промежуток, скажем, 20 лет чем в развитых странах мира. Скажите, у Вас в этом направлении также проводились исследования? Опыт каких стран мы могли бы адаптировать для себя?

Да, заявление о том, что мы отстаем более, чем 20 лет базируется на хорошей доказательной базе. Я уже сказал, что мир в конце 80-х годов прошлого века перешел на новую парадигму, а мы это делаем только сейчас. Вот Вам эти 20 лет. Чем компетентностное образование эффективнее, чем чисто академическое образование в школе? Есть такое международное сопоставительное исследование PISA. В 1997 году, когда уже практически все развитые страны перешли на новое содержание образования, возник вопрос: «А как его замерить? А как сопоставить страны, кто быстро двигается, а кто нет?». В течение трех лет ОЭСР создавала этот инструмент. И в 2000 году впервые это исследование было проведено. Оно вызвало в мире фурор. Даже появился такой термин «PISA шок», когда Германия, считавшаяся очень продвинутой в области образования, оказалась далеко не на первых местах. Это сподвигнуло Правительство Германия принять очень массированные меры для приведения своей системы образования в соответствии с новыми целями, которые перед ней стояли. Министр образования подал в отставку, были приняты новые программы, были усовершенствованы курикулумы, много чего было сделано. И мы видим, как Германия постепенно продвигается в этом рейтинге. Казахстан также принимал участие в PISA в 2012 году, в 2009 году и в последний раз в 2015 году. Результаты будут известны в конце этого года. Что можно сказать? Да, наше первое участие было не очень удачным, это понятно, поскольку наша система образования отвечает совершенно на другие вопросы. Мы заняли аутсайдерские позиции. В 2012 году мы продвинулись вперед и ОЭСР отметил, что Казахстан одна из стран, которая достаточно динамично двигается вперед. У нас была принята программа развития функциональной грамотности, по поручению нашего Главы государства, в курикулумы вносились изменения и т.д. Но, тем не менее, по читательской грамотности по результатам 2012 года наши 15-летние школьники отстают от своих сверстников из ОЭСР в среднем на 2,5 года. По математики мы отстаем примерно на 1,5 года, по естествознанию на 2 года. Вот это как раз тот разрыв, о котором вы говорите. Нам не надо на современном этапе изобретать какой-то велосипед. В мире это все уже изучено, и повторюсь, уже наши первоклассники пошли по новым программам, и надеюсь, когда им исполнится 15 лет, они покажут на международном исследовании PISA совсем иные результаты. Что касается всего мира, то сейчас ОЭСР разрабатывает новую программу «Образование-2030», на которую мы еще, как бы, можем наблюдать только со стороны. Их задача до 2018 года понять - какие навыки, какие компетенции нужны человеку в современном мире. И после 2018 года до 2021 года ОЭСР собирается в отдельных странах апробировать новое содержание школьного образования. Речь идет не  просто о компетенциях, а о мета-компетенциях, когда человек должен не просто хорошо ориентироваться в этом мире, но и уметь управлять своими эмоциями, своими мыслями. Это очень важно в современном мире. Огромная работа сейчас ведется ОЭСР, и как раз наш Центр вместе с Назарбаев Интеллектуальными школами участвуют в этой работе. Мы постоянно участвуем в сессиях и заседаниях ОЭСР по этому вопросу. То есть мы держим руку на пульсе того, что происходит в мире.

Специалисты, в частности психологи утверждают о том, что школьная нагрузка очень высока и вследствие негативно сказывается на физическом и на психологическом здоровье детей. При подготовки к интервью я натолкнулась на пример Финляндии, где очень интересная практика существует. Допустим, дети проводят в школе в среднем по 4 часа в день, домашних заданий в принципе нет, но при этом успеваемость достаточно высока. Скажите, можно ли транслировать такой опыт к нам в страну?

Вопрос нагрузок и их влияние на развитие человека – дискуссионный вопрос. Можно не давать никаких нагрузок людям и будут ли они при этом развиваться это вопрос большой. Мы когда-то тоже учились в советской школе, нам давали нагрузки, у нас было очень много стрессов, когда мы заканчивали школу, поступали в вуз, но мы преодолевали эти стрессы и трудности и становились сильнее, и это помогает нам сейчас. Эти навыки преодоления трудностей помогают нам быть успешными. Вообще разве бывает мир без трудностей? Разве бывает мир без стрессов? Мы же должны готовить наших детей к реальной жизни. Конечно, мы должны делать так, чтобы мир менялся, и чтобы наши дети жили в хорошем, уютном мире. Но, не все так просто.

Что касается примера Финляндии или какое-то другой страны, то здесь надо понимать тот общий исторический контекст, в котором развивалось это государство, система образования конкретной страны. Конкретно Финляндия. Это сейчас некий уникум, который в системе образования мира стоит немножко «особняком». Это совершенно уникальная система образования, которая создавалась многими поколениями финнов. Финляндия сейчас стала некой Меккой, местом образовательного поломничества и страной образовательного туризма. Я сам там был 4 года назад и действительно убедился в высокой эффективности той системы образования, которая сложилась в Финляндии. Но, эта система не свалилась на голову вдруг и сразу, она формировалась веками. Еще 300 лет назад, и тут надо отметить большую роль церкви в развитии образования Финляндии, церковь запрещала создавать браки между мужчиной и женщиной, если хотя бы один из них был не грамотен. Трехсотлетняя культура воспитывала в людях любовь и тягу к знаниям. 30-40 лет Финляндия шла по пути продвижения имиджа учителя, поднятия его социальную статуса. Сейчас в Финляндии профессия учителя самая престижная. Пять процентов лучших выпускников школ идут в профессию учителя. Обратите внимание, они не идут в ІТ-технологии, не идут в инженеры, не идут в юристы, не идут даже во врачи. Они идут в учителя. Хотя зарплата учителя в Финляндии не на много отличается от среднего по стране. Просто тот имидж, который десятилетиями создавался государством сподвигло к созданию именно такой системы образования. Там действительно, все миролюбиво и цивильно. Там нет контроля. «Лучший контролер», - финны говорят, -«это - сам ученик и его родители». И это мотивирует учителя. Но, готовы ли мы сейчас принять такую систему? Был ли у нас такой сорокалетний опыт поднятия статуса учителя или трехсотлетний опыт влияния других факторов, чтобы образование было святым? Я думаю нет. Поэтому опыт каждой страны уникален, и мы должны развивать свое казахстанское образование с учетов лучших мировых традиций, того лучшего, что сложилось в мире, но оглядываясь постоянно на нашу реальную почву, на наши реалии, на нашу действительность, на наши возможности.

Серик Азтаевич, в самом начале Вы сказали, что деятельность и работа Центра в первую очередь связана со статистикой, проведением определенных сборов информации. Поэтому мне хотелось бы узнать, проводятся ли исследования в том направлении в каких регионах уровень преподавания для школьников гораздо выше, в каких нет. И в чем разница, если она есть?

Статистика, международные сопоставительные исследования, те же TIMSS, PISA, Единое национальное тестирование и многие другие инструменты, которые мы можем использовать в сравнении регионов, говорят что еще к сожалению в Казахстане существует достаточно значительная дифференциация в качестве образования. Есть регионы продвинутые, есть регионы, где качество образования еще требует очень серьезных инвестиций. Ежегодно мы издаем Национальный доклад о состоянии и развитии системы образования Республики Казахстан. Одним из разделов этого доклада является Рейтинг регионов по образованию. Но, хочу сказать, что качество образования складывается из очень многих факторов. В этот рейтинг входят на сегодняшний день 34 различных показателя. И в будущем с реализацией Госпрограммы до 2019 года будет 42 таких показателя. Учитываются все факторы: входящие Input, исходящие Output/Outcame. Все как положено в классике менеджмента. Я не хотел бы озвучивать сейчас регионы-лидеры, регионы-аутсайдеры. Все это доступно на нашем сайте, все Нацдоклады мы открыто публикуем. Хочу сказать только о том, что разница в качестве образования есть не только по регионам, она есть внутри каждого региона. Две соседние школы могут очень существенно отличаться качеством образования. И у нас есть на сегодняшний день инструмент замера и инструмент для принятия каких-то управленческих решений для того, чтобы самые худшие школы подтягивать на уровень лучших школ. Приведу такой пример, в исследовании PISA мы всех детей поделили на 4 категории по социально-экономическому статусу семьи. Оказалось, что ребенок, у которого есть и мама, и папа с высшим образованием, у которых хороший заработок, ребенок, у которого есть свой стол, комната, компьютер, опережает по качеству образования, по своим знаниям, умениям и навыкам ребенка у которого всего этого нет примерно на 2 года. Поэтому фокус политики всех стран направлен на то, чтоб выравнивать качество образования, чтоб не говорить «вот эти лучшие, вот эти худшие». Они политкорректные. Они говорят «да, у Вас не все хорошо получается, но у Вас есть огромный потенциал, и давайте сделаем вот это, это и это, чтобы школа вошла в разряд лучших». Все это у нас есть, эти данные мы предоставляем и Министерству образования и нашим коллегам в регионах для того, чтобы они принимали необходимые управленческие решения.

Уже мы касались, косвенно, Единого Национального Тестирования, поэтому у меня такой вопрос: «Можете ли Вы озвучить лучших и худших школ, по показателям ЕНТ?» и что показывают Ваши исследования в рамках этого?

Чтоб не рекламировать отдельные школы и не вызывать горечь у региона, где были зафиксированы самые худшие результаты по ЕНТ, я скажу вот так. Условная лучшая школа, которая набирает из 125 возможных баллов 116, 114 в среднем всеми учениками, это – школа для одаренных детей, на казахском языке обучения, где набор учеников ведется селективно. То есть отбираются лучшие ученики и с ними проводится конкретная работа. Самая неудачная школа это – школа в далекой сельской глубинке, малокомплектная школа, где все ученики набирают иногда менее 50 баллов в среднем. Они не набирают даже порогового уровня ЕНТ.

ЕНТ просуществовало 13 лет. Я был одним из создателей вместе с группой моих коллег, товарищей. Мы всегда были против того, чтобы ЕНТ использовалось в качестве замера эффективности работы школы. Здесь слишком много факторов может влиять на средний балл ЕНТ. Мы всегда были против так называемого «социалистического соревнования» по баллам ЕНТ. Потому что это создает неправильную систему мотивации, погдталкивает к неправильным выводам, тем более оргвыводам. ЕНТ может только показывать проблемы школы. Другая задача как эти проблемы решать. Если есть проблемы в менеджменте, значить надо менять менеджмент. Если есть проблемы в учителях, значить надо что-то делать по повышению их квалификации и вовлекать в эти школы хороших учителей. Если в материально-техническом оснащении школы есть какие-то проблемы, которые влияют на качество образования, значит надо уделять этому внимание. Каждую школу легко можно прописать и составить Стратегический план развития. ЕНТ это – всего лишь градусник, это – зеркало, которое отражает. И когда его демонизируют и применяют очень жесткие решения это не очень правильно. Поэтому я категорически противник того, чтоб школы наши мерить результатами ЕНТ.

Всем нам известно, наверно такой самый стрессовый и сложный период в жизни каждого школьника это – момент выпуска. Здесь стает выбор куда дальше идти и какое направление для себя выбрать. И здесь возникает такой вопрос, что выпускников 9-х классов начинают отбирать, кто пойдет в 10-й класс, а кто отправится в колледжи. Здесь опять же для ребенка стресс. Поэтому хотелось бы узнать, планирует ли Министерство образования изменить систему оценки эффективности работы школьных педагогических коллективов, и по какому принципу это будет проводиться?

Все дети и люди разные. Разные склонности, разные способности. Мы говорим о том, чтобы у нас не было самых лучших детей, которые намного отрываются от самых худших. В той же самой Финляндии разница между самым успешным и самым слабым учеником в пределах 10-15%. В той же Германии на тот момент разница была в 70%. У нас самый лучший ученик сдает ЕНТ на 125 баллов, самый худший получает 0 баллов. То есть разница в 100%. Этого не должно быть. Все ученики должны быть одинаково высоко равными. Что касается профориентации, того чтобы детей ориентировать, выявлять их способности и склонности большая работа в этом направлении проводится. По новым программам предусмотрено ранняя профилизация, начиная с основной школы, предпрофильная подготовка, предпрофильное ориентирование детей. Уже несколько лет Министерство совместно с одной компанией проводят тестирование детей на предмет их профориентации. Когда ребенку говорят ты – физик, ты – лирик, ты будешь более успешным, если пойдешь в этом направлении. Но тут опять дискуссионный вопрос. Ребенок заканчивает 9-класс начинается напряжение: пойду ли я в академический класс или меня отправят в ТиПО. Тут два направления. ТиПО, надо повышать его престижность. Это – человек труда, человек – рабочий. Он всегда имеет заработок и всегда будет успешен в этом мире. Академические знания нужны тем, кто уже решил посвятить жизнь науке, образованию и т.д. Мы склоняемся к тому, что дифференциация детей не должна быть жесткой, не должна быть тупиковой и у ребенка всегда должен быть шанс для того, чтобы реализовать то, что он не смог реализовать на каких-то этапах своей жизни. Поэтому, конечно, тестирование, определяющее склонности будет, оно и сейчас уже есть. Тестирование, определяющее успехи, оно всегда будет и оно сейчас уже есть. Теперь вопрос как результаты этих измерений использовать по отношению к ребенку. Сказать ему жестко все ты идешь туда, а ты только туда? Или поговорить с ним и сказать и убедить его в перспективности выбранного пути, того, что рекомендуют ему педагоги. Вот это и является одним из основных направлений работы в системе образования.

На ежегодные исследования в сфере образования тратятся миллиарды бюджетных денег. Где можно с ними ознакомится в публичном доступе, и каким образом они учитываются при принятии решений в профильном ведомстве? Согласны ли Вы с мнением, что необходимо прекратить практику проведения постоянных исследований, поскольку картина и ситуация в сфере образования более или менее ясна и нужно переходить к альтернативному целевому использованию денег на развитие человеческого капитала, работников системы обучения?

Я завидую Данияру, если для него все ясно. В системе образования Республики Казахстан я работаю всю свою жизнь и у меня есть очень много вопросов, на которые у меня до сих пор нет ответов. Прекратить исследования можно, но что мы выиграем от этого? Мы ничего не выиграем, только потеряем. Можно с таким же успехом сказать прекратить изучать космос, прекратить изучать физику, химию, потому что таблица Менделеева давно известна. Но люди и мир не прекращают исследования в химии. Наоборот, все лучшие мировые открытия делаются на стыке разных наук. О миллиардных затратах на исследования… На самом деле никаких миллиардных затрат там нет. Суммы на порядок меньше, но дают они огромный эффект. С любым исследованием Данияр может ознакомиться на сайте ИАЦ, все они есть в открытом доступе. То же самое Я могу сказать об исследованиях, которые проводят наши коллеги из других подведомственных министерству организаций. Они также открыты на всех сайтах.

Какие управленческие решения принимаются? После участия Казахстана в PISA в 2009 году стал вопрос - что же дальше делать? И Главой государства было дано поручение разработать программу развития функциональной грамотности наших детей. Сейчас страна активно ее реализует и PISA 2012 года показало, как я уже говорил, значительный прогресс Казахстана. Таких примеров я могу приводить очень много. Я хочу сказать, что все управленческие решения, которые принимаются по развитию системы нашего образования, касается ли это бесплатного технического и профессионального образования, по которому Президент также дал поручение, участие Казахстана в Болонском процессе, касается ли это программы «Балапан», раннего развития детей, широкого охвата наших детей дошкольным образованием, все это принималось на основе анализа и вот таких исследований того, что происходит в мире, того что происходит у нас. Поэтому, однозначно, я не согласен, что надо прекращать исследования. Прекратить исследования — это значит остановиться в своем развитии и никуда не двигаться. Исследования надо продолжать. Другой вопрос в соотношения затраченных сумм и эффективности. Поверьте, сейчас в Казахстане создана система мониторинга эффективности всего. За каждый тенге мы отчитываемся, за свой результат мы отвечаем головой. Поэтому я не могу сказать, что деньги тратятся просто так. Я категорически не согласен с этим.

Насколько эффективной является деятельность Назарбаев Университета с точки зрения образования его студентов? Какие исследования производятся в отношении программы «Болашак»?

Данияр сам себе противоречит. С одной стороны, говорит пора прекращать исследования, с другой стороны говорит, почему Вы не производили такие исследования. Назарбаев Университет, программа «Болашак», программа «Серпін», программа дуального обучения, очень много различных программ в системе образования, которые должны, обязаны развиваться по законам проектного менеджмента. А что он предполагает? Он предполагает 5 элементарных вещей. Прежде чем начать проект, его нужно тщательно-тщательно запланировать. Потом его надо апробировать. Потом его надо начинать реализовывать. И в процессе реализации мы должны параллельно начинать вести мониторинг и анализ. То есть исследование того, в правильном ли мы направлении двигаемся, достигаем ли мы тех целей, которые мы поставили, планируя этот проект и т.д. Поэтому абсолютно верный вопрос поставлен. Наверно назрела пора провести какое-нибудь исследование. Может даже Назарбаев Университет сам проводит это исследование эффективности своей работы, я не знаю, не владею этой информацией. А вообще, когда мы говорим об образовании и о проектах, затрачиваемых деньгах, то давным-давно Всемирный банк установил, это – уже истина, которая и не оспаривается никем в мире, что инвестиции в развитие образование: на Назарбаев Университет, программ «Болашак» и других программ, которые у нас есть, они не должны рассматриваться как затраты социальные. Они должны рассматриваться как инвестиции, приносящие огромную экономическую пользу и огромный экономический эффект для государства. Я говорил об этом неоднократно, что $1 вложенный в дошкольное детство, например программа «Балапан» которая интегрировала в Госпрограмму развития образования, приносит государству опосреванной прибыли $7-8. $1, вложенный в школьное образование, приносит $3 опосредованной прибыли государству. $1, вложенный в профессиональное образование, такое как Назарбаев Университет или программа «Болашак» приносит $2. Миллиард тенге, потраченных на программу «Болашак» приносит государству 2 млрд. Почему? Потому что ребята приезжают более продвинутыми, они законопослушны, они инициативны, они создают новые рабочие места, они создают новые идеи, все, что продвигает республику вперед. На человека, который получает всю жизнь образование, не надо потом тратить средства для уголовной, репрессивной системы. Тот, кто не получал образования, чаще идет в преступники. А это гораздо дороже государству обходится. Поэтому я надеюсь, ответил на этот вопрос.

В будущем планируется ли снять одно из условий получения стипендии программы «Болашак», это передача в залог недвижимого имущества, либо заменить эту обязательную процедуру на более щадящую. Поскольку не секрет, что население живет скромно.

Программа «Болашак» как раз для населения, которое живет скромно. Когда-то давно я администрировал программу «Болашак», и норма залогового имущества была, я признаюсь, инициирована мной. Почему она была инициирована? В 90-годы были случаи, их не много было, но они были, когда дети получив хорошее образование, отучившись за счет государства за рубежом, за счет налогоплательщиков, тех же скромных семей, оставались в другой стране и избегали исполнения своих контрактных обязательств. И не было никаких юридических нормативов, чтобы склонить их к исполнению этих обязательств. Поэтому эта норма была введена. Сейчас 10 тыс. студентов по программы «Болашак» было уже обучено. Сейчас цифры 12-13 тыс. особых жалоб со стороны студентов нет, неудобств для студентов не было. Но процедура, залог, сейчас много процедур делаются через портал электронного правительства, она не составляет больших трудозатрат для человека и никаких там особых отрицательных эмоций не должна вызывать. Если ты претендуешь на деньги государства, на деньги налогоплательщиков нашего государства, в том числе за счет налогов, которые платят твои учителя, простые граждане, то, что тебе стоит заложить то имущество, которое есть у родителей или что-то еще, или иметь какого-то поручителя. Если ты не строишь каких-то плохих планов и, если у тебя нет плохих намерений - езжай, отучись, отработай 5 лет и все твои обязательства будут исполнены. Я не вижу в этой процедуре ничего плохого. Хотя, если Данияр предложит какой-то альтернативный путь, который также будет эффективно гарантировать отработку нашими стипендиатами своих договорных обязательств, мы будет только рады.