Вы здесь

Казахстанская социология. Верить нельзя проверить …

Версия для печатиPDF version

Газета "Білімді ел –образованная страна" №19, 13 октября 2015г.

О социологических исследованиях мы чаще всего слышим во время избирательных кампаний или из уст политиков и государственных служащих, подтверждающих свои доводы и решения цифрами. Но какова ситуация с рынком социологических исследований в реальности? Кто проводит эти исследования? Кто их заказывает? Какова необходимость общества в социологических данных? Каково состояние и тенденции рынка социологических исследований в стране и в мире?

Рынок социологических исследований в Казахстане зародился сравнительно недавно – в 90-е годы 20-го века. В этот период в республике впервые на базе Каз ГУ им. аль-Фараби было открыто социологическое отделение. Именно выпускники Каз ГУ, а затем ЕНУ им. Л.Н.Гумилева стали сотрудниками первых исследовательских агентств в стране. Развитие социологических исследований, социологической науки и этапов ее институционализации подробно описано в трудах таких казахстанских ученых, как Биекенов К.У., Садвакасова А.К., Шаукенова З.К. [1]

Согласно ежегодному отчету Всемирной ассоциации исследователей-профессионалов ESOMAR, объем мирового рынка исследований в 2013 году составил 40 млрд. долларов США. В соседней России стоимость проведенных исследований равнялась 429 млн. долларов США.  Казахстан пока не вошел в список стран, по которым составляется подобная статистика, однако по оценке Александра Рузанова, руководителя, ведущего казахстанского исследовательского агентства «BRIF Research Group»[2], объем исследовательского рынка в республике колеблется от 15 до 20 млн. долларов в год. Наглядное представление о разнице в масштабах дает сравнение расходов на исследования из расчета на душу населения. В Казахстане стоимость исследовательских затрат на одного человека равна 1 доллару, в России – 3 доллара, а в Великобритании – одного из лидеров мирового рынка исследований – показатель равен 78 долларам на человека. Данные цифры красноречиво показывают, где находится казахстанский исследовательский рынок и в каком направлении следует двигаться.

Приведенные выше цифры описывают исследовательский рынок в целом, львиная доля которого приходится на маркетинговые исследования. Социологические замеры (public sector)[3] занимают только 8% мирового исследовательского рынка. Это и не удивительно – маркетинговые исследования обслуживают бизнес-среду и связаны с большими финансовыми потоками. Небольшая доля социологических исследований в общем объеме исследований характерна для абсолютного большинства стран. Исключением являются такие государства, как Северная Корея (28%), Новая Зеландия (20%), Пакистан (20%), Австралия (20%) и Швейцария (18%), где бюджет public sector составляет около одной пятой всего исследовательского рынка.

Отраслевая специализация исследований в Казахстане соответствует мировым тенденциям. Социологические исследования занимают небольшую нишу, при этом главным их заказчиком является государство. Согласно результатам контент-анализа, проведенного в 2013 году исследовательской компанией MarketPro Consult во главе с С.Оразбековой, на рынке государственных закупок по социологическим исследованиям было представлено 25 компаний. На социологические исследования из государственного бюджета в 2012 году было выделено 261 млн.тенге (1,7 млн. долларов), а в 2013 - 357 млн.тг. (2,3 млн. долларов) [4].

Наиболее популярными по тематике являются политические исследования (Послание Президента, общественно-политическая ситуация в стране и в регионах, межэтнические и межконфессиональные отношения, мониторинг экстремизма и терроризма и т.п.) и исследования в социальной сфере (вопросы образования, проблемы молодежи, здоровье населения, наркомании, ЖКХ, коррупции, актуальные вопросы столицы, оценка деятельности различных госорганов и т.п.).

Среди основных заказчиков социологических исследований выступают такие организации, как Министерство культуры и спорта РК, Управление внутренней политики г. Астаны, Казахстанский институт стратегических исследовании при Президенте РК (КИСИ). Среди поставщиков социологических услуг доминируют исследовательские компании г.Астаны. Доля алматинских исследовательских структур составляет 26%. На региональные компании приходится 23% государственных заказов[5].

На сегодняшний день в Казахстане насчитывается 35 докторов социологических наук, 77 кандидатов социологических наук, 7 PhD. Все они в той или иной степени задействованы в проведении социологических исследований. Однако, несмотря на наличие такого значительного количества экспертов, рынок социологических исследований имеет целый ряд проблем.

Прежде всего, одним из злободневных вопросов рынка социологических исследований является качество их проведения. Абсолютное большинство социологических исследований в Казахстане проводится по заказу государства. Данный факт вызывает целый ряд вопросов о качестве проводимых исследований: целесообразность формата ценовых предложений, компетентность заказчика, составляющего техническое задание, предназначение исследований (механическое освоение бюджета или стремление получить данные для принятия конкретных решений)  и т.п.

За последние десять лет востребованность социологических исследований со стороны государственных структур резко возросла. На услуги по проведению исследований со стороны государства были выделены значительные средства. Однако привела ли данная ситуация к развитию рынка социологических исследований или исказила представления заказчиков и исполнителей об истинном предназначении социологии? Ответ на этот вопрос остается открытым.

Прежде всего, на качество социологических исследований повлиял формат государственных закупок. Государственные органы могут воспользоваться услугами по проведению социологических исследований посредством конкурса или ценовых предложений. В конкурсном формате к исполнителям предъявляются требования по их исследовательской компетенции. В формате ценовых предложений право на проведение социологического исследования получает любой участник, а выигрывает тот, кто называет наименьшую цену. Анализ сайта госзакупок показывает, что чаще всего государственные органы прибегают к формату ценовых предложений. В результате среди исполнителей социологических исследований часто оказываются люди и компании, далекие от социологии. В лучшем случае это бывшие супервайзеры и анкетеры, не имеющие социологического образования, в худшем – просто люди и компании со стороны, привлеченные возможностью заработать деньги. Такие компании демпингуют закупки, снижая  в ущерб качеству цену и, как правило, побеждают в тендерах.

Как отмечает в своем интервью директор социологического агентства «КОМКОН-2 Евразия» Сергей Ваннер[6], «если проводить государственный тендер по принципу наименьшего ценового предложения, их нередко выигрывают ИП, которые с трудом представляют, что нужно делать».

Кроме того, одной из тенденций в развитии конкурентной ситуации является выход на исследовательский рынок компаний из смежных (или несмежных) областей (кадровый консалтинг, недвижимость, реклама, тренинги и т. д.). Этот эффект связан с тем, что, при прочих равных условиях, «рекламщики», «PR-щики», «промоутеры» во многих случаях оказываются «ближе» к клиенту, чем «рисечеры». Приведенные факты привели к значительному снижению качества социологических исследований.

С другой стороны, большое влияние на качество проведения социологических исследований и полученных результатов оказывает уровень составления технических заданий. Поскольку заказчиками исследований являются государственные учреждения, технические задания составляются госслужащими. Большинство из них не имеет социологического образования, поэтому представление о том, как должно проводиться социологическое исследование в лучшем случае черпается из интернета, в худшем – по наитию или собственному пониманию. В результате на свет появляются «шедевры» технических заданий, в которых проект по социологическому исследованию называется социологическим опросом, количество респондентов достигает 10 тысяч человек и более, диктуются нереальные сроки проведения исследования, предложенный бюджет в разы либо превышает реальные расходы, либо оказывается на порядок ниже  фактических затрат на исследование.

К примеру, у большинства государственных заказчиков весьма однобокое представление о методах сбора первичной социологической информации. В обществе существует устойчивый стереотип о том, что социологические исследования и социологический опрос – одно и тоже. Анализ требований к методам проведения социологических исследований, выдвинутых заказчиками на сайте госзакупок, к сожалению, подтверждает данную тенденцию. Зачастую технические задания сводятся к задаче составления анкеты. 

Как отмечает в своем интервью Гульмира Илеуова, директор Центра социальных и политических исследований «Стратегия»[7]- «при обращении к сайту «Госзакупки», где размещаются объявления о тендерах на проведение исследований, можно обнаружить, что чиновники вторгаются в «святая святых» социологов – в методологию, программу исследования, диктуя его задачи, методы, объемы, характеристики выборки и т. д. В результате подобных тендеров и конкурсов побеждают организации, качество работы которых вызывает большие сомнения».

Госслужащие, составляющие техническое задание на миллионное исследование, должны проявлять более высокую компетенцию при определении методологии и методов социологического исследования. Для получения достоверных данных социологи, как правило, применяют целый комплекс методов, позволяющих взглянуть на проблемную ситуацию с различных ракурсов, измеряя количественную и качественную составляющие проблемы. Зачастую тема исследования предполагает использование качественных методов – фокус-группы, экспертные опросы, интервью, однако чиновники шаблонно навязывают массовый опрос.

Еще одна проблема, существенно влияющая на качество исследований, связана с определением количества респондентов для массового опроса. Для исследований, проводимых на бюджетные деньги, характерны большие объемы выборок. В среднем они составляют 3300 человек. В умах заказчиков от государства сидит устойчивый стереотип – чем больше опрошенных людей, тем надежнее результаты. В результате, вместо оптимального для большого объема исследуемого сообщества размера в 2000 респондентов, госчиновники запрашивают 5000-10000 людей. Как известно, после достижения некоторого порога (обычно оцениваемого в 400 единиц), точность выборки в гораздо большей степени зависит от ее структуры, чем от объема, и опрос 10000 человек легко может оказаться менее точным, чем опрос 500. Поэтому результаты исследования могут свидетельствовать о нерациональном подходе к объему выборки и точности данных, причиной которого, зачастую, является недостаточная компетентность заказчиков.

Другим острым вопросом социологических исследований по государственному заказу является их целевая направленность. Для чего чиновники обращаются к социологам? Для того, чтобы получить ответы на насущные социальные вопросы или освоить бюджетные деньги? Можно ли проследить, что данные исследователей активно используются в работе государственных служащих или же большинство отчетов идет «в стол». Анализ тематики исследований, которая часто совпадает у различных ведомств и имеет солидный бюджет, наводит на мысль, что речь идет о налаженном механизме по освоению бюджетных средств.

Еще одной трудностью, влияющей на качество исследований, является политика  финансирования. По мнению экспертов, система выделения средств работает топорно. Суммарно государство выделяет большой бюджет на проведение социологических исследований,  однако возникает вопрос - насколько объективна стоимость исследования в каждом конкретном случае. Существуют две тенденции в формировании бюджета исследования – чрезмерное, необоснованное завышение бюджета или наоборот низкая цена за проект. Данные  сайта госзакупок показывают, что на одни исследования выделяется бюджет в несколько десятков миллионов тенге, а на другие в несколько сотен тысяч тенге, при этом различие в количестве респондентов не такое существенное. На чем обоснованы такие цифры? Каким образом заказчики от государства производят расчеты, называя такие бюджеты? Еще более интересными представляются бюджеты повторных исследований. Если предположить, что при первом исследовании часть бюджета была рассчитана на составление методологии и инструментария, то почему на повторные исследования по уже составленным анкетам выделяется аналогичная сумма, как и в первом исследовании? Складывается впечатление, что речь идет об отмывании денег или о нерациональном использовании бюджетных средств.

При попытке посмотреть отчеты социологов по результатам проведенных исследований автор статьи столкнулась с тем, что в свободном доступе казахстанских материалов практически нет. Результаты абсолютного большинства социологических исследований, проведенных для государственных органов, нигде не публикуются и используются для внутреннего пользования. Это означает, что полученные данные закрыты для других социологов и с ними невозможно проводить вторичный анализ. В результате у общества и экспертов возникает вопрос: для чего нужна социология, что полезного она делает для общества? Широкая общественность и профессиональное сообщество не знает кто есть кто в данной сфере. Социологические службы могут заявить о себе для широких масс только в период избирательных компаний.  А ведь социологические бренды нарабатываются годами постоянного труда, в том числе и для того, чтобы потом это придало дополнительный вес их оценкам выборных процессов.  В целом, у казахстанских компаний на сегодняшний день нет, к сожалению,  той мощи, того бюджета, чтобы проводить полноценные исследования за счет собственных средств. Социологические агентства живут от заказа до заказа.

Таким образом, для дальнейшего развития рынка социологических исследований в Казахстане необходимо решить целый ряд вопросов.

Во-первых, государству, как основному инициатору и заказчику социологических данных, необходимо создать четкие механизмы формирования заказа на социологические исследования, контроля над их проведением, принятием результатов и, самое главное, использованием полученных данных для текущей работы и принятия решений. Для этого следует сформировать экспертный совет, состоящий из профессиональных социологов, который будет рассматривать темы исследований, составлять технические задания, обосновывать бюджет, принимать результаты исследования.

Во-вторых, необходимо пересмотреть механизм государственных закупок по социологическим исследованиям и отказаться от формата ценовых предложений.

В-третьих, при проведении закупок на основе конкурса предъявлять к исполнителям адекватные требования, которые будут утверждены на экспертном совете.

В четвертых, необходимо создать правовые регуляторы, регламентирующие использование полученных данных в непосредственной деятельности государственных органов.

В пятых, результаты социологических исследований необходимо регулярно доносить до широкой общественности. Прозрачность и открытость в данной сфере создадут дискуссионную площадку, где будут оттачиваться инструменты и механизмы социологических проектов, что приведет к более эффективному и интенсивному развитию казахстанской социологии.

И наконец, необходимо развивать экспертный потенциал для анализа результатов социологических исследований, что позволит повысить качество принимаемых на их основе политических решений. В противном случае, социологические исследования в Казахстане так и будут направлены на получение «результата ради результата». 

Предлагаемые меры являются важными не только для поднятия уровня социологических исследований, но и для рационального использования государственных средств.

  Питирим Сорокин, основатель русской классической социологии, сравнивал человеческое общество с волнующимся морем, «в котором отдельные люди, подобно волнам, окруженные себе подобными, постоянно сталкиваются друг с другом, возникают, растут и исчезают, а море - общество - вечно бурлит, волнуется и не умолкает...». Общество необходимо систематически изучать, исследовать, диагностировать и прогнозировать, чтобы эта кажущаяся беспечной рябь не перешла в бушующий шторм. А для этого необходимо взращивать,  поддерживать и развивать нашу отечественную социологию.

[1] http://ecsocman.hse.ru/text/50490909/

[2] http://vlast.kz/biznes/aleksandr_ruzanov_politicheskie_issledovanija_pre...

[3] Global Market Research 2014, Published by ESOMAR. Amsterdam, P. 16

[4] Оразбекова С.Р. Оценка системы государственных закупок услуг по проведению социологических исследований //Сборник материалов V Конгресса социологов Казахстана. Алматы, 2014. С. 342, 358.

[5] Оразбекова С.Р. Оценка системы государственных закупок услуг по проведению социологических исследований //Сборник материалов V Конгресса социологов Казахстана. Алматы, 2014. С. 351

[6] http://www.asiakz.com/sociology

[7] http://www.asiakz.com/sociology